«МОЦАРТ ЕЛИСЕЙСКИХ ПОЛЕЙ»

Спорить не берусь я, тут дело лишь во вкусе.
Любите драму, оперу, кино.
Но влечет нас неизменно каждый вечер лишь одно:
Блеск, веселье, ритмов смена,
Все, что здесь дано.
И ждем мы в нетерпенье, когда раздастся пенье,
И мы услышим вновь куплет
Одной из самых модных оперетт…

Яков Эберст 20 июня 1819 года в Кёльне. Его отец, Исаак Иегуда Эбершт, носивший прозвище «уроженец города Оффенбах» — Оффенбахер, в 1808 году сменил фамилию на «Оффенбах». Он примерил на себя не одну профессию: был переплётчиком, учителем музыки, автором пьес для гитары, хаззаном (кантором) кёльнской синагоги. С 6 лет маленький Яков под руководством отца стал учиться игре на скрипке, а с 9 лет самостоятельно начал осваивать виолончель. Примерно с этого времени он со старшим братом Юлиусом (скрипка) и сестрой (фортепиано) играл в кёльнских гостиницах, кафе, трактирах и винных погребках модные танцы, попурри из опер и т.п. Нередко этому маленькому семейному трио приходилось выступать по два раза в день: после обеда перед «кофейными кружками» и вечером перед завсегдатаями.

В 1833 году Яков переселился в музыкальную столицу Европы того времени – Париж. Несмотря на то, что в Парижскую консерваторию иностранцев не принимали, для талантливого юноши сделали исключение. Зигфрид Кракауэр в книге «Жак Оффенбах и Париж его времени» так описывает эту историю: «Якобу было дозволено показать, как он играет на виолончели. Вундеркинд начал играть с листа предложенную ему пьесу и сделал это с таким успехом, что лучшего и желать было нельзя. «Ты — ученик Консерватории!» — воскликнул Керубини, прерывая игру.» И взял одарённого музыканта в свой класс.

Однако Яков проучился там по причине нехватки денег, всего чуть более года. С 1835 года для заработка принялся играть в театральных оркестрах и выступать в салонах с собственными сочинениями — танцами, сентиментальными романсами. Тем временем его имя, поначалу произносимое на французский манер – Жако́б — сократилось до «Жак». Яков Эберст, ставший Жаком Оффенбахом, начал брать уроки композиции у Жака Франсуа Фроманталя Галеви, а в 1839 году дебютировал в «Пале-Рояль» с музыкой к водевилю «Паскаль и Шамбор». Так начался путь театрального композитора. Важным событием стали длительные гастроли в Лондоне (1844) и Кельне (1840 и 1843 гг.), где в одном из концертов в знак особого признания дарования молодого исполнителя ему аккомпанировал Ф. Лист. Позднее, став виолончелистом-виртуозом, Оффенбах выступал вместе с такими выдающимися пианистами, как Антон Рубинштейн и Феликс Мендельсон.
Однажды Арсен Уссе директор «Комеди Франсез» подошел к Оффенбаху:
— Нет ли у вас желания произвести революцию в «Комеди Франсез»?
— Есть. Я человек, который охотно участвует в заварухе.
Прямо на месте Уссе предлагает ему должность театрального капельмейстера и Оффенбах с неистовством берется за дело: пополняет малочисленный оркестр несколькими отличными музыкантами, затевает многочисленные реформы, благодаря которым «Комеди Франсез» стал превращаться в поистине популярное место, где собирался весь блестящий парижский свет. В бело-золотом зрительном зале, который освещала громадная люстра, ежевечерне жужжало, шумело и блистало общество «золотой середины». «Оффенбах творил чудеса, — писал в своих мемуарах Уссе. — Сколько опер и оперетт на свой манер играл он в антрактах!..» Ко всему прочему, Уссе был пленен веселым нравом своего капельмейстера.
Первый успех принесла Оффенбаху «Песня Фортунио» — вставной номер к пьесе Альфреда де Мюссе «Подсвечник». В 1853 году была поставлена первая одноактная оперетта Оффенбаха «Пепито», тепло встреченная публикой. В течение семи лет Оффенбах был музыкальным руководителем «Комеди Франсез». Но в 1855 г. он оставляет этот пост и, одержав победу над двадцатью соискателями, получает театр, где ему дозволялось ставить пантомимы и музыкальные сценки с тремя действующими лицами. В собственном театре Bouffes Parisiens он работает не только как композитор, но и как антрепренер, режиссер-постановщик, дирижер и соавтор либреттистов. Оффенбах сообщил, что он лично примыкает к традиции XVIII века и видит задачу Bouffes Parisiens именно в том, чтобы обновить «примитивный и веселый жанр», вернуть в жизнь пропавшую французскую веселость. Одноактная оперетта «Двое слепых» мгновенно стала «гвоздем сезона». Впервые на сцене театра герои и героини исполняют куплеты, танцы улицы перенесены на сцену. Ничего подобного не знали композиторы XVIII и первой половины XIX века. С этих куплетов и танцев начинается мировая оперетта. По образному замечанию одного французского писателя, Обер стоял перед дверями оперетты. Эрве их приоткрыл, а Оффенбах вошел…
Дела Оффенбаха быстро пошли в гору, а маленький, скромный театрик на Елисейских полях становится первым в мире театром оперетты и любимым местом собрания парижской публики. Уильям Теккерей, посетивший Париж в 1855 году, провидчески заметил: «Если в сегодняшнем французском театре что-нибудь имеет будущее, то это Оффенбах». А Лев Толстой, который побывал на представлении театра «Буфф» несколько месяцев спустя, отметил в своем дневнике, что это истинно французская вещь, полная такого добродушного и самобытного комизма, что ему дозволено все.
Первый грандиозный успех завоевала оперетта «Орфей в аду», поставленная в 1858 г. и выдержавшая подряд 288 представлений. Именно в этой оперетте зазвучала мелодия, ставшая синонимом танца канкан (с фр. — «galop infernal/галоп ада»), спародированная Камилем Сен-Сансом в пьесе «Черепахи» из «Карнавала животных».
60-е годы стали временем расцвета творчества Оффенбаха. В 1860 он стал гражданином Франции, а в 1862 был награжден орденом Почетного легиона. Успех «Орфея» упрочили произведения, сделавшие Оффенбаха кумиром парижской публики и позволяющие нам считать Оффенбаха основоположником классической оперетты: «Прекрасная Елена» (1864), «Синяя Борода» (1866), «Парижская жизнь» (1866), «Перикола» (1868), «Разбойники» (1869). Став родоначальником жанра, предназначенного для развлечения, Оффенбах внёс в оперетту социальную остроту, едко высмеивая развращенные нравы, продажность, тщеславие высшего общества. Острая пародия, принимавшая порой облик сатиры, пришлась по душе парижской публике. Легкостью, остроумием, изящной иронией проникнута музыкальная ткань этих оперетт, в ней чередуются шуточные и лирические арии и ансамбли, бравурные галопы, полные блеска кадрили и зажигательные канканы. Жизнерадостная музыка Оффенбаха, неистощимая по мелодической щедрости и ритмической изобретательности, отмеченная большим индивидуальным своеобразием, опирается в первую очередь на французский городской фольклор, практику парижских шансонье. Она впитала прекрасные художественные традиции: моцартовскую легкость и изящество, остроумие и блеск Россини, огневой темперамент Вебера, лиризм Буальдье и Герольда, увлекательные, пикантные ритмы Обера. Мелодии оперетт немедленно подхватывались публикой. Недаром Джоакино Россини назвал Оффенбаха «Моцартом Елисейских полей».
Успеху его лучших произведений немало содействовало и содружество с такими талантливыми либреттистами, как А. Мельяк и Л. Галеви (впоследствии авторами либретто «Кармен»), хорошо знавшими вкусы парижской публики, создавшими для Оффенбаха отличные, отмеченные тонким юмором тексты. Зенитом славы композитора стала оперетта «Парижская жизнь», самый волшебный из всех гимнов городу. Она была с триумфом исполнена на открытии Всемирной выставки в Париже в 1867 году и собрала в партере театра Bouffes Parisiens королей Португалии, Швеции, Норвегии, вице-короля Египта, принца Уэльского и русского царя Александра II.
Война между Францией и Германией прервала блестящую карьеру Жака Оффенбаха и привела его к краху: театр был закрыт, его здание было отведено под лазарет для раненых, сам композитор подвергся травле с обеих сторон: газеты Франции обвинили его в симпатиях к Германии, а немецкие газеты обвиняли его в предательстве. Состояние потеряно, театральная антреприза распущена, авторские доходы идут на покрытие долгов. Оффенбаху пришлось на год покинуть Францию, и путешествовать по Европе. Письмо Оффенбаха от 6 марта 1871 года к его другу либреттисту Нюиттеру свидетельствует о том, что его угнетала не столько собственная судьба, сколько национальное бедствие. «Я надеюсь, — говорится в этом послании, одновременно показывающем всю его наивность, — что этот Вильгельм Крупп и его ужасный Бисмарк за все заплатят. Ах, какие ужасные люди эти пруссаки и какое отчаяние охватывает меня при мысли, что я родился на берегах Рейна и какой-то нитью связан с этими ужасными дикарями! Ах, моя бедная Франция, как горячо благодарен я ей за то, что она приняла меня в число своих детей!»
Возвращение в Париж не принесло облегчения: правые круги обвинили Оффенбаха в дурном музыкальном вкусе, насаждении аморализма, подрыве национальной идеи, высмеивании монархии, религии, армии и других святынь, что, по их мнению, и привело к позорному поражению Франции в войне с немцами. Либреттисты А. Мельяк и Л. Галеви покинули Оффенбаха. Не принесли Оффенбаху успеха ни новые оперетты, ни попытка антрепризы, в 1875 году он был вынужден объявить о своём банкротстве.
Стремясь поправить дела, он в 1876 году отправился на гастроли в Нью-Йорк и Филадельфию, но и это не спасло композитора от материальных невзгод. Оказавшись за океаном, Жак Оффенбах пришел в ужас — культурной жизни в европейском понимании нет и в помине. Композитор писал друзьям, что в Новом Свете интересуются исключительно джазом и негритянским блюзом, и музыканту-европейцу здесь делать нечего. Оффенбах был вынужден дирижировать концертами в саду, который находчивый владелец тут же окрестил «Оффенбах-Гарден». Свою поездку Оффенбах описал в книге «Оффенбах в Америке. Заметки путешествующего музыканта», вышедшей в 1877 году. Композитор не забыл ни упомянуть сенатора, который добился столь высокого положения исключительно благодаря своему таланту боксера, ни описать влюбленного в музыку официанта, который, обслуживая посетителей, постоянно свистел: грустные мелодии, когда ему не нравилось подаваемое блюдо, и веселые, когда оно заслуживало его одобрения. Когда этот официант просвистел мотив из «Герцогини Герольштейнской», дабы восславить замечательное мороженое, Оффенбах был просто оскорблен таким злоупотреблением его музыкой! «Это великий музыкант, — отозвался об Оффенбахе некий янки, — ему платят тысячу долларов в вечер только за то, что он дирижирует оркестром».
В Париж композитор возвратился разочарованным и отчаявшимся вернуть былую славу. В год Второй Всемирной выставки (1878) Оффенбах почти забыт.
Успех двух его поздних оперетт «Мадам Фавар» (1878) и «Дочь тамбурмажора» (1879), не только не уступающих по художественным достоинствам лучшим опусам автора, но даже их превосходящих, несколько скрашивает положение. И никому бы не пришло в голову, что жизнерадостная музыка была, нота за нотой, отвоевана у физических страданий, ведь оперетту «Дочь тамбурмажора» Оффебах писал будучи прикованным подагрой к постели. Однако, славу Оффенбаха окончательно затмевают оперетты молодого французского композитора Ш. Лекока, в произведениях которого выдвигается лирическое начало взамен пародии.
В это непростое время либреттист Жюль Барбье предложил ему написать оперу на сюжет рассказов Гофмана. Предложенное либретто дало возможность Оффенбаху впервые рассказать в музыке о трагических сторонах жизни. Смертельно больной композитор с энтузиазмом взялся за работу и мечтал только об одном — увидеть свою «лебединую песню» на оперной сцене. Но композитор не дожил до ее премьеры, она была закончена и поставлена Э. Гиро в 1881 г. Оффенбах умер от приступа удушья 5 октября 1880 года.
Венки от парижских театров, венки из Вены, Брюсселя, Лондона и Кёльна… Множество любопытных, в том числе толпы английских туристов со своими гидами, заблаговременно набились в церковь, чтобы не пропустить такое сенсационное событие, как эта панихида. Они составили живую стену, через которую не мог протиснуться никто из приглашенных, так что Галеви, Кремье, Трефё и другие близкие друзья вынуждены были в течение всей церемонии оставаться в притворе церкви. Голоса знаменитых певцов разносились под сводами церкви, и даже равнодушным не удалось скрыть свою растроганность, когда в сопровождении органа зазвучала песня Фортунио. Иоганн Штраус отменил свои гастроли и приехал в Париж попрощаться с другом. Похоронная процессия не сразу направилась к кладбищу Монмартр, а двинулась окольным путем по Бульварам, чтобы Оффенбах мог попрощаться со своими театрами…
«По моему убеждению, — заявил, получив известие о смерти Оффенбаха, живший в Париже художественный критик Макс Нордау, — впредь невозможно будет писать историю культуры девятнадцатого столетия, не поминая Оффенбаха и успех его оперетт, как одно из характернейших явлений эпохи».

Черный человек Жака Оффенбаха https://history.wikireading.ru/64927

Оперетта Перикола   https://www.youtube.com/watch?v=jTS6eRJnTqg

Елена Прекрасная https://www.youtube.com/watch?v=mpIFL4EC4RQ

Добавить комментарий