«ЛИТВИНКА» РЫЦАРЬ-ДЕВА

 

В этом году исполняется 205 лет со дня рождения графини Эмилии Броель-Плятер (Broel-Plater). С именем этой удивительной женщины, героини национального движения, активной участницы восстания 1830-1831 годов за независимость своей Родины связаны одни из самых романтичных и героических страниц истории нашей страны.

О мятежной графине долгое время ходили легенды, она была воспета в многочисленных произведениях писателей и поэтов Европы. На право называть ее “своей” героиней претендуют Беларусь, Латвия и Литва – наследники Великого княжества Литовского, Русского и Жемойтского.

Родилась Эмилия – будущий символ преданности идее национального единства – 13 ноября 1806 в городе Вильно. Происходила она из древнего рода. Отец — граф Франциск Ксаверий — представитель старинного остзейского рыцарского рода фон Плятер, происходящего из Вестфалии, осевшего в Ливонии во времена так называемых Северных крестовых походов, а затем укоренившегося в Великом княжестве Литовском. Мать ее – Анна Моль — представительница белорусской шляхты из Браславского повета.

Ее родители не очень ладили между собой, отец рано покинул семью, и после развода родителей в 1815 году Эмилия вместе с матерью переезжает к дальним родственникам Плятерам-Зибергам в их родовое имение — Ликсну Динабургского уезда Витебской губернии (ныне — это территория Латвии, близ Даугавпилса).

Обучение Эмилии проходило дома: она с удовольствием изучала математику, играла на многих музыкальных инструментах. Много времени девушка много времени проводила в домашней библиотеке, увлеченно читая книги по истории, о знаменитых людях. Её любимыми героями были — Тадеуш Костюшко, Жанна д’Арк и Бобелина — героиня греческого восстания 1821 против Османской империи. Именно с последней она и стала себя со временем отождествлять. Отсюда и её страсть (вызывавшая недоумение среди местной шляхты) к стрельбе, фехтованию и верховой езде.

Под влиянием идей филоматов и филаретов, Эмилия решает посвятить жизнь культуре своего народа – беларусов, «литвинов». Она собирает белорусский фольклор, записывает сказания и песни, которые исполняет под аккомпанемент фортепиано, учится танцевать «простые» танцы. Как свидетельствовали многие современники, Эмилия Плятер всей душой стремилась к белорусскому жизненному укладу, знала бедствия и нищету народа, сочувствовала ему. Где-то в недрах архивов жандармерии сгинули многочисленные фольклорные записи и рукописи с собственными стихами графини Плятер. Остались в записи только две строчки из народного голошения, (а голошения, по воспоминаниям современников, Плятер исполняла мастерски, если не виртуозно):

Авой, авой, дзяцюк ты мой!

Не на радасьць, не на шчасьце ты радзiўся.

Известный исследователь Сибири и мемуарист Максимилиан Маркс, с матерью которого дружила и в чьем доме, приезжая в Витебск, всегда останавливалась Эмилия Плятер, считал ее предвестницей национального Возрождения ХІХ века и называл в числе самых ярких личностей. «Первая она – наверное, я не ошибаюсь – с горячностью, свойственной чувствительным и благородным сердцам, – писал он, – отдалась душой белорусскому люду, изучала его беду и сочувствовала ей, стараясь по возможности облегчить ее; собирала и пела его песни, щедро платила за их доставку и пробовала перо в их подражании…».

Самоуправная политика Александра І в отношении Речи Посполитой, коронование императора Николая І королем Польши вызвали негодование польских, белорусских и литовских патриотов, которые лелеяли мечту возродить свою родину в границах 1772 года. 29 ноября началось восстание в Варшаве. Как только Эмилия узнала об этом, она навестила ближайших родственников и знакомых с призывом начать подготовку восстания в Литве и Беларуси. Обрезав свои шикарные косы и переодевшись в мужской костюм, девушка объезжала ближайшие деревни, призывая крестьян к восстанию. Вместе со своими кузенами Люцианом, Фердинандом и их товарищем Александром Рыпинским, она даже разработала подробный план по захвату Динабургской крепости. И, хотя этим грандиозным планам не суждено было осуществиться, в энергичной девушке все увидели истинного лидера. Местные дворяне, ещё помнящие обычаи Ливонского ордена, посвятили Эмилию в рыцари-Девы по всем старинным обрядам.

Юлия Мельцажевич «Портрет Эмилии Плятер» 1840, Национальная библиотека (Polona)

29 марта 1831 года после мессы на площади посёлка Дусяты Плятер произнесла вдохновенную речь с призывом подняться на борьбу против врагов веры и Отчизны. Эмилия (по воспоминаниям очевидцев) с помощью единомышленника Люциана Вейсенхофа буквально за четверть часа собрала партизанский отряд, к которому присоединяются повстанцы, собранные её двоюродным братом Цезарем Плятером. Отряд численностью в 280 стрелков, 60 всадников и нескольких сотен косиньеров (крестьян, вооружённых косами) Эмилия повела на Двинск. Среди повстанцев было немало девушек. Эмилия становится «знаменем освобождения» на территории ВКЛ. Сочетание боевых талантов (Эмилия была прекрасной наездницей, хорошим стрелком и фехтовальщицей) с ее мужеством, честностью, добротой и, чего таить, привлекательной внешностью — стало причиной уважения и любви к ней как военных, так простых людей. «Простота, приветливость, открытость, и в то же время всем было видно, что девушка — знатного рода. Потому в армии ни у кого даже в мыслях не возникло допустить в ее сторону нелепую шутку, даже погрешить в вежливом обхождении», — опираясь на воспоминания Игната Дамейки, военного товарища Плятер, комментирует отношение к патриотке Ярош Малишевский. Не случайно ее пример оказался вдохновляющим для других девушек: Марии Романович, Антонины Томашевской, Марии Прушинской… И тем не менее именно ее имя обошло всю Европу как символ мужества и преданности Родине. В начале военные не воспринимали девушку серьезно. Но после убедились, что в мужестве и отваге во время боев Плятер не уступала даже бывалым воякам. Из уст в уста передавали повстанцы и мирные жители рассказы о ней, которые обрастали легендами и фантазиями. Ее называли новой Жанной д’Арк.

30 марта повстанцы разбили российский отряд возле почтовой станции Давгели, 2 апреля состоялся бой с защитной частью генерала Ширмана, потом — бой под Утеной, в котором восставшие обратили царские войска в бегство. К 4 апреля относят захват городка Езеросы.

Однако укрепившийся к тому времени гарнизон Динабурга разгромить не удалось. В ходе боев партизаны понесли тяжелые потери, остатки отряда под командованием Эмилии Плятер, с которой рядом постоянно находилась ее адъютантка Мария Прушинская, пошли к Паневежу (Паневежис), где 30 апреля присоединилась к отряду Кароля Залуского. Появление девушек в отряде подняло боевой дух партизан. Потом были постоянные сражения и стычки с противником. Приближение сильных русских войск вынудило Залусского отходить на соединение с большей группой партизан. Марш был очень тяжелым, проходил днем и ночью, через болота, поля, по колено в грязи. 4 мая противник начал окружать отряд. Эмилия с честью выдержала битву при Преставянах, отряд вырвался, но был вынужден снова отходить. Затем — неудачное сражение при Майшаголе. Шли на Байшогалу, по Ковенскому тракту. Заболевшая Эмилия, будучи в полубессознательном состоянии, едва не попала в руки русских. Ее оставили в крестьянской хате, но как только состояние здоровья немного улучшилось, девушка отправилась искать повстанцев. Сначала она шла одна, затем к ней присоединялись отдельные партизаны и небольшие группы. Так во главе их дошла она до Залусского, лагерь которого разместился возле Росиен. Вилькомирские стрелки встретили Эмилию овацией. После совещания, на котором было решено разделиться на небольшие отряды и каждому из них вести борьбу в своих поветах, Эмилия возглавила вилькомирцев. 17 мая они захватили город Вилькомир и были с триумфом встречены его жителями. К Эмилии присоединились Мария Романович и Антонина Томашевская. Наконец в Жеймах Трокского повета ее отряд влился в регулярную армию генерала Хлоповского, который «за смелость и решительность в боевых действиях» присвоил Плятер звание капитана (самого высокого, который на тот момент занимала женщина) и назначил почетным командиром 1-ой роты 25-го линейного полка. С этой военной частью Эмилия и ее соратницы пришли в Ковно. Здесь известная знакомая Адама Мицкевича Ковальская дала в своем доме бал в честь Эмилии. Плятер пыталась склонить состоятельную публику пожертвовать крупные денежные средства на дело восстания. Шляхта искренне восхищалась «польской валькирией», однако, осознавая обречённость дела, денег не дала.

Эмилия Плятер во главе косиньеров. Картина Яна Богумила Розена.

Однако бал вновь сменился битвами. 19 июня — бой под Вильно, пик восстания, где, несмотря на отвагу, повстанцы терпят поражение и несут большие потери. Задача у объединенных сил повстанцев была одна — овладеть столицей ВКЛ. Однако взять город не удалось. Сюда были стянуты крупные соединения русских войск. Повстанцы понесли большие потери и вынуждены были отступать на запад. Это поражение ознаменовало перелом в деле восстания. В дальнейшем инициатива переходит в руки противника. 27 июня состоялась битва, во время которой девушка снова чуть не попала в плен. Избежать его удалось благодаря самоотверженности майора Кекерницкого, который отдал ей своего коня, а сам попал к русским. Вдогонку бросились казаки, конь Эмилии не смог перепрыгнуть через ограду, и она упала. Мария Романович начала стрелять из карабина, на помощь подоспел майор Мацевич — и Эмилия спаслась, хоть и была ранена.

8 июля — бой под Шауляем, где мужество капитана Плятер отмечается генералом Гелгудом в рапорте, однако ход событий уже переломился — смелости Плятер и в целом повстанческих войск для успеха освободительного движения становится уже недостаточно. 9 июля военный совет принимает решение поделить армию на три части и двигаться в разных направлениях. Когда генерал Хлоповский решает увести свой отряд в Пруссию, Плятер категорически отказывается подчиняться приказу. «Лепей загінуць з гонарам, чым скончыць такой ганьбай. Счастливого пути, генерал! Что касается меня, пока искра жизни будет в груди, буду сражаться за Отчизну» — цитируют ее слова историки.

Запись Плятер от 25 марта о присоединении к восстанию.

Не желавшая позорно отступать, с двумя сопровождающими отделилась от основных повстанческих сил и направилась в осаждённую Варшаву, питая надежду, что там горит огонь борьбы. На одиннадцатый день пути Эмилия из-за переутомления, усталости, бессонницы и голода заболела и слегла. Друзья оставили Эмилию в придорожном крестьянском доме в селе Юстианово. Позже ее, больную, перенесут в имение бедных шляхтичей Абломовичей, около месяца за ней ухаживали, выдавая за новую приболевшую школьную учительницу (под чужим именем). Считается, что последним ударом в борьбе ее духа с болезнью стало известие о взятии царскими войсками Варшавы и разгроме восстания. 23 октября 1831 г. на пороге своего 25-летия сердце отважной девушки перестало биться. Её останки были доставлены на кладбище ближайшего города Коптёво (совр. Капчаместис, Лаздийский район). Могила находится на кладбище и по сей день, это тёмно-серый гранитный обелиск, увенчанный крестом, который был восстановлен в 2004 году. Сохранён и гранитный камень от оригинального памятника с надписью «Mów Wieczny Pokoy».

Еще несколько лет после смерти Эмилии Плятер ходили слухи о ее появлении то тут, то там, а российские жандармы искали неопровержимые доказательства смерти героини. И карательная машина российской империи заработала на полную мощь: посмертно она была причислена к разряду государственных преступников, все ее имения и имущество были конфискованы. Тогда, видимо, и погибли белорусские рукописи Плятер, что упоминаются в описи имущества, рукописи, которых мы уже никогда не увидим. Кто знает, кого утратила наша земля, какой талант сгорел в самом начале своего пути, что могло бы вырасти из этой девушки, проживи она дольше? Вместо этого мы видим страшную, трагическую судьбу. Это она из плеяды тех белорусов -«литвинов», которые жили в то время, когда денационализация делала из людей патриотов с раздвоенным сознанием. Когда сегодняшнего понятия «Беларусь» не существовало. Когда у лучших представителей страны самосознание было белорусско-польским или белорусско-русским. Когда наши гении от безысходности становились гениями соседних наций, что сегодня и позволяет присваивать их другим.

Уже во время восстания из уст в уста о бесстрашной Эмилии передавали истории, которые обрастали фантазиями и легендами. разлетелись по всему миру. Эмилия воспета в известном стихотворении А. Мицкевича «Смерть полковника», в своих произведениях воспели женщину-воина поэты Франции и Англии, Польши и Германии, Италии и Венгрии…О белорусской Жанне Д’Арк еще в 30-е годы ХІХ века была написана и поставлена на сцене Парижа пьеса.

Во Вторую Мировую войну имя Эмилии носил сформированный 19 августа 1943 года в г. Сельцы Рязанской области женский пехотный батальон, который воевал в составе 1-й пехотной дивизии имени Тадеуша Костюшко польской армии, и даже существовал танк «45TP Emilia Plater».

Ныне приезжающие на центральный вокзал Варшавы могут сразу же выйти на улицу ее имени. В Литве ее именем названы улицы, площади, парки. В Литве и Польше изображение Эмилии Плятер можно увидеть на национальной валюте. Память о красоте мятежной графини хранит один из сортов клематиса, названный в ее честь — Clematis «Emilia Plater»

На территории Беларуси памятника Эмилии Плятер нет, зато в Опсе Браславского района сохранилось имение Плятеров, а в деревне Ахремовцы (раньше носила название Бяльмонты) этого же района – каплица-усыпальница Плятеров. Короткой и героической жизни «литвинской амазонки» в краеведческом музее г.Браслава с 90-х годов посвящена постоянная экспозиция.

Имение Плятеров в Опсе Браславского района. Фото hbel.zviazda.by

На берегах Браславских озер – родных местах «белорусской Жанны Д’арк» чтят память о замечательной соотечественнице. 2009 году был организован пленэр белорусских художников, посвященный Эмилии Плятер. Он проводился на Браславщине в местах, в которых бывала участница восстания: в Видзах, Браславе, Слободке, Друе. Позже выставки произведений пленэра прошли в Минске, Витебске, Полоцке, Браславе, Шарковщине.

На выставке «Тропой Эмилии Плятер», которая проходила в оршанской городской художественной галерее В. Громыко, были выставлены портреты Эмилии, дворец Плятеров, многочисленные пейзажи. Среди авторов полотен– Олег Сковородко, Виктор Шилко, Василий Крук, Вячеслав Шамшур, Николай Таранда, Александр Шиенок и другие.

Летом 2011 года Культурно-просветительского центра им. Я. Дроздовича в Германовичах состоялся фэст бардовской песни в честь Эмилии Плятер. В ее честь поэт с Браславщины В. Петюкевич написал стихотворение, а В. Шнип посвятил ей балладу.

Летом 2012 на Шарковщине прошла конференция, посвященная Эмилии Плятер. Среди участников были профессор из Польши Г. Глаговская, доктор исторических наук из Гродно В. Швед, гродненский профессор А. Мойсеенок, доцент Н. Стужинская, издатель «Архе» В. Булгаков, преподаватель Вильнюсского университета А. Адамкович, известные местные краеведы В. Ермалёнок и Г. Шарипкин.

 

Адам Міцкевіч

Пераклаў Кастусь Цвірка

Смерць палкоўніка

На палянцы зялёнай, між думных бароў,

Дзе пад клёнам хацінка старая,

Бы застыў у зняменні атрад ваяроў:

Іхні там камандзір памірае.


Людзі з вёсак збіраюцца тут, ля варот.

Ён, палкоўнік, быў слаўны, няйначай,

Раз яму спагадае так просты народ,

Пра яго ўсё пытае ды плача.


Вось палкоўнік каня асядлаць загадаў

І прывесці бліжэй да парога.

Перад смерцю яшчэ раз хоць глянуць жадаў

Ён на друга свайго баявога.


Загадаў свой прынесці паходны мундзір,

Свой кінжал, зброю, пояс стралецкі.

Ён хацеў і з рыштункам сваім, камандзір,

Развітацца, як колісь Чарнецкі.


А калі ўжо ад хаты каня адвялі,

Ксёндз туды увайшоў з панам Богам.

Людзі з вёсак маліцца хутчэй пачалі,

Ціха ўкленчыўшы перад парогам.


Спалатнеўшы, паўстанцы стаялі ў дзвярах.

Нават воі Касцюшкі былыя,

Што прайшлі ўсе агні, агрубелі ў баях,

Слёз сваіх не хавалі, сівыя.


Раным-рана ў капліцы званіць пачалі.

Ды хаваць камандзіра жаўнеры

Не змаглі: наляцелі якраз маскалі…

У капліцы для ўсіх — насцеж дзверы.


Там ляжаў ён на лаве — ў спакоі чало.

У руках яго — крыж, збоч – нягнуткі

Нож-кінжал і ружжо, ва ўзгалоўі — сядло.

Люд дзівіўся: такі маладзюткі!


Ды чаму твар дзявочы ў байца? Два грудкі…

Хто ж мог знаць, што баёў завадатар

Быў… дзяўчынай! Была — слёз не трэба, жанкі –

То ліцвінка Эмілія Плятэр!

1832

Использованы материалы:

http://nspaper.by/tema/5491-tropoj-yemilii-plyater.html

https://vk.com/event30245574

https://kraj.by/belarus/news/kultura/-germanovichskiy-tsentr-yazepa-drozdovicha-zanyalsya-lichnostyu-emilii-plyater-2012-02-10

https://euroradio.fm/ru/report/na-sharkovshchine-proshla-konferentsiya-posvyashchennaya-emilii-plyater-112155

http://sharkovshinalive.ru/v-chest-myatezhnoj-grafini/

https://www.radzima.org/ru/object/5445.html

http://tio.agava.ru/newsp/2002/39/06.shtml

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>